История восьмая. Почему мужчины не хотят жениться

мужчины не хотят жениться

Она не хочет шубу, бриллианты, новую машину и отдых на Мальдивах, её вполне устраивает старенький «Пежо», однушка в «хрущевке» и недорогой пуховик. Зачем? Всё ведь есть, а у других и этого нет, главное — любимый рядом. Кто бы мог подумать, что любимого не устраивает такая неприхотливость. Не устраивает до такой степени, что он начал сомневаться в правильности выбора.

Казалось бы, это странно, и здесь сложно понять мужскую логику. Попробуем разобраться вместе.

Так вот, Ольга и Олег живут вместе уже несколько лет. Примерно восемь. Сошлись как-то довольно быстро, снимают квартиру, проводят вместе всё свободное время. Любовь. Совместимость. Общие интересы, книги, полежать в тишине. Всё ровно и стабильно. Душа в душу.

Но Ольга не хочет шубу. Она не стремится выбирать еду в ресторане, не хочет поехать на Мальдивы вместо Крыма, не мечтает сменить вечно поломавшуюся старую машину на что-то поновее. Во всяком случае, Ольга ничего подобного не озвучивает. Чего на самом деле хочет его женщина, Олег не знает. И он этим недоволен.

А на самом деле Ольга хочет и машину новую, и в театр сходить, и цветов без повода, но самое главное — она хочет замуж за Олега. Но не говорит об этом. Ты не поверишь, но причина такого поведения —

КОНФЛИКТ

Конфликт — это вовсе не ссора. Как раз ссор у этих двоих и не было — возможно, что зря. Но конфликт имеется. Ольга вовсе не дура, и она имеет стремление к какому-то развитию. Она хочет выйти замуж за своего мужчину, что бы там ни говорили про ненужность штампа в паспорте. Но рот держит на замке, потому что не хочет создавать конфликт. Тонкие намеки не сработали — значит, Олег не разделяет её стремлений. А произнести своё собственное «я хочу» — это автоматический конфликт, потому что А ВДРУГ он не хочет?

А вдруг я его обижу? А вдруг он хочет по-другому? А вдруг мир рухнет, если я скажу, что хочу в театр, а он ответит, что хочет в кино? Вселенная же взорвётся от такого накала страстей!

Угадай теперь, как на это реагирует Олег. Он не радуется, что можно сэкономить. Он начал бояться, что Ольге ничего не нужно. И потому у Олега нет стимула действовать, развиваться, стремиться к лучшей жизни. Ему, как и большинству мужчин, нужен свет в конце тоннеля, нужна цель, которая будет вдохновлять, помогать и подбадривать.

Конфликт есть движитель развития. Это тот самый пресловутый «выход из зоны комфорта.» Именно конфликты заставляют меняться, развиваться, двигаться вперед. Конечно, нужно соблюдать баланс, вовсе ни к чему держать все сковородки постоянно на огне. Но лечь в кровать и обложиться ватой, чтобы не получить ни одного синяка — вовсе не выход.

ВОЙНА

В действительности Олег тоже переживает схожий внутренний конфликт. Его раздражает, что Ольга не проявляет к нему сексуальной заинтересованности. Секс есть, но инициатором она сама никогда не выступает. Конечно, он не терзается по ночам от этой мысли, но в общем есть постоянное чувство некоторой неудовлетворённости. И периодически ему приходит в голову мысль прямо спросить у Ольги, есть ли ещё какие-то чувства, или они вместе по инерции.

Видишь? Видишь? Смотри, учись, познавай, как порой люди живут годами вместе и не подозревают, что они оба идиоты. Оба воюют — каждый сам с собой в отдельности, и оба сразу против здравого смысла. Оба боятся стать инициатором конфликта, который на самом деле давно есть и просто ждет случая, когда можно будет стать вулканом.

ЕСЛИ БЫ ПАЛЬТО ПОРВАЛОСЬ

За мной, читатель. Пойдём заглянем в альтернативную реальность. Создадим развилку во времени и посмотрим, что было бы, если б Ольга не побоялась лет пять назад, доверилась бы и сказала Олегу: «Любимый, я хочу шубу.» Без нытья и выманивания, без капризных нот и ультиматумов, просто и ясно — хочу. Любимый, это не значит, что нужно немедленно кидаться искать деньги, занимать, брать кредиты. И вообще сейчас лето. Летом шубы дешевле, но без неё я не замёрзну. Однако знай, пожалуйста — я хочу шубу.

Это не манипуляция. У меня не повернётся язык назвать это даже мотивацией. Это открытость и доверие. «У меня есть желания, и я могу поделиться этим с тобой. Я понимаю, что далеко не все из моих желаний можно сейчас исполнить, но я готова даже просто помечтать об этом с тобой.» Всё просто. Давай поженимся. Давай купим шубу. Давай подумаем, как заработать на машину. Давай сегодня я сама придумаю, что мы будем есть.

И вот когда пять лет назад Ольга сказала (бы) всё это, в той параллельной реальности могли бы произойти удивительные вещи. Первый вариант — Олег бы подумал, что на него давят, и устроил бы истерику. Может быть, тихую истерику, когда просто говорят «угу» и продолжают оставлять оттиск своей задницы на диване; возможно, громкую, с криками о меркантильности и скандалом. Но есть и второй вариант — тот, в котором Олег расслышал бы желания Ольги и начал бы думать, как найти возможность исполнить их. Начал бы искать пути решения, год, а может, и два разыскивал бы возможности, делал бы ошибки… Но его жена поддерживала бы его, и к тому самому восьмому году со дня знакомства они были бы уже женаты.

И Ольга стала бы тем самым необходимым раздражителем, который заставил бы Олега двигаться вперед. Может, ему даже было бы достаточно просто видеть, что его женщине хоть чего-то хочется, что у неё есть своё мнение и свои желания.

comments powered by HyperComments